Мертвые земли

Было тихо.

Я ждал пронизывающего, ледяного ветра. Но воздух был неподвижен, словно время поставили на паузу. Желтовато-серая трава, кое-где укрытая тончайшим слоем снега. Бесцветная степь на километры вперед. И громады терриконов, образующие почти правильный треугольник по краям пустоши.

Нужно было дождаться своих. Я вернулся в редкий березовый лесок, что отделял дорогу от огромного поля. Здесь почти не было травы. Только промерзшая земля, и редкий ковер опавших листьев. Землю пересекали узкие овраги, прорезанные руслом пересохшего ручья.

На березе, словно разорванный флаг, висели обрывки чего-то черного. Я подошел поближе. Меня слегка передернуло. В ветвях застряла мертвая ворона.

Кажется, она вписывалась в логику происходящего. Сама дорога напоминала мне шаманское путешествие на тот свет. Словно покидаешь обыденный мир, и отправляешься в мертвые земли, где слышно лишь безмолвие. Жутковатый символ.

Мои товарищи стояли на опушке, и передавали друг другу бинокль, изучая обстановку на горизонте. Я попросил, чтобы и мне дали взглянуть. Далекий террикон тонул в сизой дымке. От его подножия, словно корни гигантского пня, расползалась бурая насыпь. Из-за её края поднималась башня. Кажется, бывшая дымовая труба. На её верхушке я уловил блики высокочастотных антенн.

Кратко посовещавшись, мы решили идти к ближнему террикону. За ним должны быть руины обогатительной фабрики, которые мы и хотели навестить, если только время еще не уничтожило всякую память о них.

Террикон сильно изменился. Я помнил его еще с ровными склонами, поросшим травой, словно он был здесь вечно. Сейчас все по другому. Наверное, его активно пытались срыть. Или быть может, его поело эрозией. Но покатые склоны осыпались, обнажив неприступную башню.

Я отделился от группы, и отправился к цели бегом. Рация за спиной связывала меня с остальными незримой нитью, и давала свободу в действиях.

Вблизи террикон выглядел совершенно инопланетно. Словно гора Кайлас в уральской степи.

Я вспомнил свои странные сны, в которых, где-то за пределами города, в такой вот пустоши, бывало, находил неописуемые, словно четырехмерные пространства. Пустые города, огромные сооружения, горы…

Попытался заснять. Но, понял, что фото не передает масштаб. Кажется, что это всего-лишь кучка грязи.

Я немного обошел гору, и попытался подняться по склону. Это было не просто. У подножия горы были огромные, ненадежные камни. Почти курумник. Я полез по ним, прыгая с камня на камень, и стараясь не потерять равновесие. Вскоре, камни сменились сыпучей породой, которая неумолимо ползла под ногами.

Преодолев где-то половину расстояния, я решил, что лучше не рисковать. Окликнув по рации команду я дождался прибытия остальных, и спустился. Денис повторил мой путь по склону. А потом, мы все вместе зашагали по грунтовке, проложенной тяжелой техникой.

Дорога вела в сторону обогатительной фабрики. Среди марсианских пейзажей меня не покидало чувство, будто я в другом мире.

Красные склоны безжизненной пустыни напоминали о чем-то далеком и забытом, что читал когда-то… Бредбери?

Я снова рванул вперед. Кажется, в этот раз мне предстояло быть разведчиком. Я помнил места. Доводилось несколько раз ходить сюда ночью. Да и бежать мне было привычно. Сколько я намотал километров, в поисках чего-то… Слушая свой зов…

Двигался напрямик. Спустившись по склону я оказался на дне котловины, которую опоясывала кольцевая дорога. Выжженная земля пестрела разводами разноцветных солей, образующих причудливые пятна, похожие на пятна плесени. Пробежав по дну чаши я поднялся по противоположному склону, и скрылся в переплетении серых кустов. Они уже давно сбросили листву, а может, и были мертвыми… Нет, кажется, опавшая листва под ногами была. Стараясь не шуметь, я пробрался через заросли, и увидел вдалеке остов фабрики.

Зловещее это было место. Неживое.

Кнопка передачи легко щелкнула под пальцем, и я сообщил, что вижу здание. Оставалось подобраться ближе. Я не знал, есть ли кто на объекте. Выглядел он совершенно заброшенным. И всё же, несколько лет здесь можно было встретить охотников за металлом. Поэтому, я старался подойти не привлекая внимания.

Здание пытались обрушить. Отбойным молотком разбили несущие колонны. Но, почему-то так и оставили его скелет стоять посреди изрытой гусеницами пустыни. Сейчас оно напоминало изъеденное тленом тело какого-то индуистского божества.

Тишина… Лишь отдаленное карканье ворон и тревожный гул ветра нарушали безмолвие, возвращая в реальность.

Я снова вспомнил свои сны. Почему-то мне часто снятся заброшенные здания. В реальности я не такой уж редкий гость в подобных местах. Но, в обыденном мире они не кажутся жуткими. Во снах же, от них веет каким-то потусторонним тленом. Это сложно описать. Каждый раз, во снах я пробираюсь туда, и становится не по себе, словно заглянул в царство теней.

Мысли прервал голос в эфире.  Мои спутники уже были на верхних этажах.

У подножия здания зиял гигантский провал. Пройдя по кромке у обрыва я добрался до лестницы, ведущей на верхние этажи.

Перекрытия были обрушены. Дыры в полу укрывал непрочный слой грязи и пыли. Страшно было идти по столь ненадежной опоре. Да и разрушенные у основания несущие колонны грозили рухнуть в любой момент.

Снова вспомнились тревожные сны, где я иду по разрушающемуся дому. Лестничные пролеты обвалены. В полу зияют дыры. Но… Дом, почему-то жилой. В нем живут люди, обычные обыватели, подавленные какой-то беспросветной бытовухой. И, словно не замечают, что дом может рухнуть в любой момент.

Почему-то этот сон снился с детства…

Решаю идти вниз. Я здесь бы несколько лет назад, и уже тогда здесь было пусто. Не надеюсь найти что-то интересное. А вот приземистые руины вдалеке стоит рассмотреть поближе. Спускаюсь по лестнице, и выхожу через провал в стене. Пересекаю распаханную тяжелой техникой полосу земли, и вижу строение с двумя круглыми окнами. Захожу внутрь. И вижу тоннель, уходящий куда-то вниз!

Кажется, я нашел что-то интересное. Говорю по радио, куда иду, и спускаюсь по склону, заваленному обломками.

Под землей радио слышно совсем плохо, хотя мои спутники уже рядом. Передо мной круглый в сечении тоннель, уходящий под углом куда-то вниз, и огромный длинный коридор, ведущий в сторону. Иду по коридору. Мрак поглощает меня, но фонарь разгоняет тьму. Тихо… Вижу какие-то письмена на стене. Десятки метров тоннеля растягиваются для сознания в километры. И тут я вижу свет. Тоннель ведет к другому выходу. Спуск так же завален обломками и арматурой.

Встречаю спутников. Вместе мы решаем идти вниз…

Осторожно спускаемся под землю. И тут выясняется то, чего я боялся с самого начала. Кажется, у меня единственный работающий фонарь.

Фонарей набралось, примерно, с десяток. Но все они светили примерно как спичка в тёмном царстве. Да и то с перебоями.

Вспоминается истина, усвоенная еще на форуме диггеров, который читал в далеком детстве, грезя приключениями. Меньше чем с двумя фонарями под землю не ходить.

Гулкое эхо шагов разносится по тоннелю. Проводим замер радиации, и оказывается, что фонит чуть сильнее, чем на поверхности. Немного. Ничего серьезного. Радон? С потолка свисает странная нитка… Разглядываю её, пытаясь понять, что же это такое. Наконец, дойдя до конца коридора, мы решаем спуститься в наклонный тоннель.

Я иду вперед, стараясь не потерять равновесие в бетонной трубе. С потолка свисает проволочная петля, похожая на виселицу. Еще один веселый знак.

Я всё ниже. Уже набрал скорость. Луч фонаря выхватывает на дне тоннеля бетонную пробку. Пытаюсь встать на неё. И внезапно проваливаюсь почти по пояс в ледяную воду!

Грязная пена на поверхности воды создала иллюзию твердой опоры. Я вовремя не распознал угрозу. За что и поплатился.

Немедленно выбираюсь, злобно шипя. В берцах булькает ледяная вода.

Я закричал остальным, чтобы были осторожнее. Спустившись, мы рассмотрели воду.

Неподвижный омут в лучах фонарей и правда напоминал твердую опору. Как же я мог так ошибиться?

Кажется, мы находились в вентстволе заброшенной шахты. Неизвестно, затопило его грунтовыми водами, или он сознательно был затоплен. Но, пути не было. Ничего не оставалось, как подняться на уровень тоннеля.

В берцах хлюпала ледяная жижа. Нужно было, хотя бы, отжать носки. Я развязал шнурки плохо слушающими пальцами, и принялся изгонять водную стихию.

Мы поднялись на поверхность. Нужно было решать, что делать дальше. Оставался третий террикон. Там я ни разу не был. В памяти всплыли блики заходящего солнца на загадочной одинокой башне. И я решил идти вперед.

Была неуверенность. Небольшой минус на улице не должен был стать проблемой. Но, когда ты насквозь мокрый, продолжать путь становится рискованно. И всё же, я решил действовать.

Снова бегом…

Внимание привлек блик, слева от моего пути. Я решил подойти ближе. Кажется, меньше всего я ожидал увидеть пробитый насквозь голубой унитаз.  Что он делал в этих краях?

Руины остались позади. Я удалился уже на километр.

Помню, как переходил по льду замерзшее озеро. Семь километров бескрайнего, как казалось, льда. Далекие огни… Я словно был в космосе. Гулкое эхо пространства шептало что-то на своем непонятном языке.

Здесь я чувствовал что-то похожее.

Пространство поглотило меня… Я бежал через поле, и где-то у горизонта в дымке тонули далекие руины. Воздух затянуло полупрозрачной пеленой, и это придавало миру вокруг оттенок ирреальности. Казалось, я был в другом мире. Или осознанном сне. Или, быть может, попал в миры, которые видел в своих фантазиях. Гулкое эхо пространства…

Террикон приближался. Всё четче становились багрово-серые отвалы. Из-за насыпи была видна башня.

Путь мне преградил вал из обломков бетона, и покореженной арматуры. Пришлось прервать бег, и осторожно пройти по нему, стараясь не потерять равновесие. Я поднялся к руинам, и увидел башню вблизи. Она стояла одиноко. Ничего больше не осталось…

Темнело. Меня окликнул какой-то пьяный дед, и я решил ретироваться. Было уже ясно, что здесь, в общем, нет ничего интересного. Связавшись по рации с командой я передал, что ничего не нашел. Они были где-то в поле, на полпути к руинам. В сумраке блеснула путеводная звезда фонаря. Я побежал на свет. Несколько раз я сбивался с пути, пересекая болото в низине. И приходилось снова просить дать сигнал. Все поглощала полупрозрачная дымка.

И вот я вышел к команде. Мы снова встретились. Я достал палку сырокопченой колбасы, и мы съели её на ходу, обсуждая увиденное. Дорога уходила во тьму, и мы шли вперед. Нам уже представлялось домашнее тепло и горячий чай в кружке.

И лишь далекие огни на горизонте светили нам на прощание…

Мертвые земли: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *