Големы Танатоса

Общаясь с людьми, постоянно убеждаюсь, что стоит коснуться некоторых фундаментальных вопросов, как из среднестатистического человека лезет голем, следующий запрограммированному дискурсу.

Например, стоит заговорить о будущем, и упомянуть, хотя бы потенциальную возможность создания лекарства от старости, как собеседник превращается в клеточный автомат, алгоритм которого нацелен на всяческую апологетику того, что стареть и умирать — это круто.

Однажды, разговаривая с големом, мне все-таки удалось достучаться до человека… Я спорил с одним парнем, который доказывал, что старение естественно. С железной уверенностью он кидался в меня стандартными аргументами о том, что без старости человек бы не развивался, так как откладывал бы всё на потом, о перенаселении, о том, что если осень красива, то и старость тоже… И вдруг, он осекся. В его взгляде появилась осознанность. И он тихо сказал:

— Ты знаешь… Когда я узнал о том, что умру, я каждую ночь плакал в подушку… Я не понимал, зачем тогда я родился? Зачем вообще всё!?

В этот момент в нем пронзительно чувствовался живой человек… А спустя какое-то время, он напрочь забыл о своих словах, и продолжил выдавать стереотипный дискурс.

Очень похоже на то, что вот этот внутренний голем — результат действия механизма психологической защиты. Человек бессознательно вытесняет понимание всей безнадежности ситуации, и как бы убеждает сам себя в том, что бессмертие ему даром не нужно. А вся существующая культура, пронизанная коллективным принятием смерти, подбрасывает ему нужный набор мыслительных шаблонов.

Человек даже не может критически осмыслить свою позицию. Ведь, если бы он допустил, что старость это не так уж и хорошо, ему пришлось бы снова столкнуться с тем отчаянием и бессмысленностью, которое он вытеснил настолько надежно, что не способен осознать.

Бессмертие это еще не смысл жизни. Это тот фундамент, без которого смысла не будет.

Даже если человек не надеется дожить до бессмертия сам, одно лишь допущение, что оно возможно, способно придать смысл его действиям. Если бессмертие будет достигнуто, есть огромный смысл в науке. Есть смысл в труде, ведь его плоды нужны будущему. Есть смысл в детях. Не ты — так они доживут.

Если же человек убежден, что бессмертие невозможно в принципе… Ну и зачем??? Зачем тогда хоть что-то? Кому будет нужно то, что от тебя останется? Таким же будущим трупам? Дети? Обрекать их так же состариться и умереть, перед этим нарожав детей, которые тоже?!… Всё равно, что скармливать детей демону, вращающему колесо сансары.

Одни и те же действия могут иметь смысл, или не иметь, в зависимости от того, есть ли хотя бы надежда на бессмертие…

Люди убеждены в незыблемости смерти, но часто ищут утешение в бессмертии души.. Но, получается, что все их смыслы, все равно, опираются на идею бессмертия. Только, где-то там, за горизонтом. И это тоже порочная логика. Не только потому, что они ищут опору в недоказуемом. Само противопоставление ошибочно. Наоборот, если есть дух, то для него было бы более естественно проявлять себя в материи неискаженным и нестареющим. Иначе, материальный мир становится тюрьмой для сознания, словно в мифологии гностиков.

Пример големической логики, едва ли не самый безумный — идея того, что старость нужна для развития. Будто это какая-то таблетка от прокрастинации.

Если бы я узнал, что мне осталось жить совсем немного — любое развитие стало бы бессмысленным. Зачем что-то изучать? Зачем что-то делать? Человеку, которому мало осталось, в принципе, нет смысла развиваться. Он может сделать напоследок что-то самоотверженное и благородное. Может уйти в отшельники, подумать о вечном. Может, напротив, постараться урвать от жизни всё. Какой бы он путь не выбрал, о развитии речи не идет.

Напротив, обрети я вечную молодость, я бы приложил невероятные усилия, чтобы учиться. Не ради показухи, а потому, что знал бы, что у меня впереди вечность. И мне понадобятся знания для сверхзадач, которые мне действительно интересны. Космос, биотехнологии, природа сознания, фундаментальные вопросы бытия… Мне было бы что исследовать, было бы, зачем творить. Развитие души? Бессмертие дает возможность для такого немыслимого скачка в развитии, чтобы, не умирая, познать, что там, за гранью. «Не все умрем, но все изменимся»

Проще убедить себя в том, что старость и смерть нужны, чем осознать гнетущее величие проблемы. Големы Танатоса подменяют понятия, выдают горькое за сладкое. Но, первый шаг к победе над злом – честно назвать его злом.

Нужна немалая смелость, чтобы перестать быть големом…

Големы Танатоса: 2 комментария

  1. Очень хорошо сказано! Но отрицание смертничества — только первый шаг. А дальше? А дальше нужно сделать выбор. За какое ты направление иммортализма? Биологическое или цифровое? Я предлагаю — за цифровое. Затраты примерно те же. А результаты — на порядки круче! Помимо бессмертия — неуязвимость. И возможность осваивать дальний космос. Подробнее см. на сайте сеттлеретики: http://www.settleretics.ru/

    • Я скептически отношусь к цифровому бессмертию. Хотя, согласен, что нужно шагнуть за пределы чисто биологической жизни, но, не все так просто!

      Во первых, лекарство от старости выглядит намного более технически реализуемым, чем перенос сознания на цифровой носитель. Мы невероятно далеки от нейроинтерфейсов такого уровня.

      Во вторых, и это самое главное, мы не знаем, что такое сознание. Нет никакого понимания того, как из процессов в мозгу рождаются субъективные ощущения. (См. «трудная проблема сознания» и «философские зомби») И, к сожалению, современный материализм игнорирует эти вопросы, сводя всё к механицизму. Да, материализм, в целом, работает, но он скатился в нечто вроде религии со своими догмами.

      Не ответив на вопрос о природе сознания мы рискуем, даже смоделировав процессы в мозгу получить философского зомби. Автомат, ведущий себя как человек, но лишенный феноменального опыта.

      Возникает вопрос идентичности. Допустим, сознание это «файл на диске». Копия файла тождественна оригиналу. Значит, мы можем просто скопировать сознание.

      А вот не всё так просто. Представь, что тебе предлагают сделку. С помощью инопланетных технологий создают твою идеальную копию, идентичную до атома (или, как вариант, улучшенную), выплачивают твоей копии миллиард долларов и отправляют жить вместо тебя. А тебя зарубают топором.

      Так вот. С точки зрения радикального материализма это очень выгодная сделка. Но, понятно же, что что-то тут не так!

      Нет, раз сознание как-то получается, значит как-то можно его увековечить. Другое дело, что мы сейчас даже на каком-то мета-уровне не можем ответить на вопрос, как именно это сделать. Так что, бессмертие ближнего прицела это, все таки, биотехнологии. Дальнего… Мы не можем прогнозировать, куда шагнет наука через сто лет. Видимо должны появиться технологии, стирающие грань между биологией и технологией, те же наномашины.

Добавить комментарий для Ян Корчмарюк Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *